рулетка ру

Антон ТЮКИН

СТИХОТВОРЕНИЯ ИЗ ЦИКЛА
“ПОЗДНИЙ МЕЗОЗОЙ”-137

МОЯ КАЛИФОРНИЯ

Солсберийским убийцам-2018

1.

Я хочу проорать эту песню в краю золотом,
Ловко хлопая ластами в бёдра – под душем,
Под шуршание шин на дорожке Пусть будет Содом!
Ваша праведность в попу залезла! Нет, даже не в уши.

Грежу жарким бунгало в раю-забытье.
Слышать б музыку пальм, разворот побережья
Глазом щупать, валяться на белом песке
Плюс заснуть на блондинке Пускай снова Брежнев –

Там в России – плевать!.. Только б дымчатость линз,
Эти ножки точёные Взгляд Немезиды
Из газетного Солсбери брошу в камин,
Раз волшебный овал лучше пошлого вида –

Рожи, что угрожает последней войной.
Хочет в рай, дурачок?.. Здесь улыбка нимфетки,
Платье чёрное, спинка да лиф кружевной,
Чемоданы – у боев, а слёзы так редки

2.

Раздвигаю портьеры дрожащей рукой
С проштампованным ладом орущих павлинов.
На измятой постели блаженный покой
Бледной ртути ленивой, зовущий и длинный

Рыжий волос Мне ящерка с камня язык,
Улыбаясь, как дура, в окошко покажет.
В ванне льётся вода И ни вздохи, ни крик
Никому о страданьях души не расскажут,

Что как мальчик на молы, глядеть не устав,
Глухо плачет зачем-то, родясь волнорезом
В тёмном шуме моторов, где знают Устав
Караульной, а значит стреляет железо.

Голова иностранца наверно мертва,
Раз не выпита кружка янтарного пива?
Голубая терраса Убийство без зла
В пёстрой летней рубашке хохочет игриво.

27.10.18

* * *

ВОЗВРАЩЕНИЕ
В БЕЛУЮ НОЧЬ

1.

Суда грохочут якорями.
Во влаге северной ночи
Пустынный корпус. – С упырями
Пустая фабрика? – Молчи

Вдали огонь аэропорта.
Дорожка, по которой крик
И шинный скрип. Я был – до черта
Вернулся, хоть уже привык,

Когда любовь смягчает виски,
Улыбка горячит, виски
Мокры, где невозможны списки,
Да в казино не все торчки,

Хотя игра в рулетку тянет,
Горчит косметика, сирень
Не для гадания Не станет
Меня на юге. Здравствуй, день,

Который – ночь! В холодных водах
Здесь рыб, как фотосеребра.
Слегка загажена природа,
Но странно к извергам добра.

2.

Стрижи из детства над бетоном
И арматурою. С трубой
Какой-то ржавый, многотонный
В воде отравленной – нагой

Военный кит. Его разрежут
К чему любовь и дух, и слух
В краю c сырым туманом нежным,
В раю бушлатов – не старух

Чернеющих. Плотнеет вата,
Что гасит скрипы ли, шаги
Да очередь из автомата –
Продраться к базе не моги.

3.

Нам снова по пятнадцать. Поезд
С каникул тащит в листопад –
Туда, где комсомол и совесть,
Да сделают, чего хотят.

Тишь распластавшихся кварталов.
Вот кафельная белизна
Прозекторской – Ты, вроде, старый?
– На кой, заткнись! – Я ж не со зла

Мой соловей в груди растаял.
Молчит звездатая парча
Грядущей ночи старых правил
Володи, да не Ильича.

4.

Тут с неба будут самосвалы
Опорожнять без счёта снег.
А до поры живут кварталы:
Выходит в куртке человек,

Спешит автобус, над водою
Целуется, сплетаясь, тень
C другою – тоже молодою,
Туман уходит. Здравствуй, день,

Лиловых туч, рогатых молний,
Безлюдных лестниц и трибун
На стадионах век не полных,
Полупустых – под ветра гул!

Дождь в Парке отдыха. Грохочет
Аттракцион – ползёт змея.
А с неба смерть, глядя, хохочет
Над неустройством бытия.

27.10.18

* * *

ОСЕНЬ В ГОРОДЕ

1.

Бросает ветер в коридоры
Больниц – через ещё открытые –
Златые фантики, что воры
Не украдут. Лежат забытые,

Как те, кто без родни. Не ходят,
На плечи не кладут ладони,
Как в летнем парке. Шорох гонит
Любовь, где больше нет Володи

Или Ирины Пальцы цепко
Сплетались, дрожали губы.
Глаза мокры? От боли редко:
Есть баралгин. Врачи не грубы.

2.

Под вечер зябко. И блондинки
Глядят, чуть ёжась, на витрины.
Одни гуляют – по старинке,
Они-то что, вон те – бл*дины.

Они пивцо, а эти – травку.
Они-то Винстон, те – колёса,
Плюс отсосёт любая шавка,
Хоть не за так, но без вопроса

Огни струятся, повторяясь
В зеркальных стёклах. Тьма густеет.
Проходит время, не меняясь,
Как люди Жмётся и пустеет

Печальный Центр под крики уток
С текущей мимо Золотухи
Под пересуды проституток
Да смерть неведомой старухи.

27.10.18

Вот моя ссылка –

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *